+7 (985) 646-39-94

г. Москва, ул. Большая Косинская, д. 45

Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Новости

Написать нам:
Имя:
Email:
Сообщение:

Прекрасная Анютка и Покойники с дикими лошадьми

 

Текст: О. Ильина

 

Фото: Г. Блуднов,  А. Богданов, Б. Вагаска, О. Ильина

 

Предыдущая 

 

18 июля

Мыс Анхалой. Ночью прямо к нам в лагерь приходил медведь, нагадил недалеко от костра. Никто ничего не слышал. Судя по калибру, небольшой медведь. Пестун, сказал провожавший нас Николай. Большую банку с медом медведь не тронул - то ли деликатный попался, то ли сытый.

 

 

 

 

Старт рано утром. Солнце, сильный прибой.
Прошли южный кордон Байкало-Ленского заповедника с кучей машин.


У меня была идея фикс зайти на мыс Рытый, там где-то есть остатки курумканской стены. Иногда пишут, что на мысу Рытый живут злые духи и проводятся шаманские обряды. Мыс образован речным выносом, он выглядит как огромный плоский язык, выступающая далеко в море из горной долины. В общем, место по описаниям колоритное, решили зайти. Зашли.

 

 


Что сказать? Бесконечная плоская сухая равнина, лысая, без деревьев. Валера из Онгурена говорил, на Рытом много змей и медведей, но не видели ни тех ни других. Все в беспорядочной россыпи камней и сетке пересохших ручьев.

 

Стену на огромной равнине я конечно не нашла. Зато видела много каменных кучек, сложенных человеком, зачем не знаю.

 

 

 

 

Остальная команда археологией не интересовалась никак, сидела на берегу и ждала, пока мне надоест слоняться по месту силы. Несмотря на штиль, с юга пришла крупная зыбь, волны стали смывать и выбрасывать "Бомбата" на пляж. Пришлось все бросать и отчаливать.

 

Поехали на первую официальную стоянку на территории - на кордон Анютха, который все мило называют Анюткой. Там же - перспективный дайв-сайт со свалом. Кордон очень похож на домик чьей-нибудь мечты. Сказочный сортир, хоть и незамкнутого типа. Горы, все цветет, дурные ароматы берега. Трава шкворчит - здесь тоже очень много кузнечиков.

 

 

 

 

 

 

Лучшее в мире место для медитации 

 

 

 

Анютка вдохновляет на творчество

 

Инспектора на кордоне нет, зато пока Джулия с Барборой ныряли с берега, зашел катер рыбохраны. Они шли из Селенги в Северобайкальск ругаться по поводу квот на омуль для представителей коренных народов и примазавшихся. Мы очень кстати взяли интервью у руководителя, особенно интересным оказалась неформальная его часть. У мужиков были домашние пирожки и другие радости жизни, вот повезло с афтедайвом нам всем, даже тем кто не нырял. Еще у них была сеть, которую они втянули в винтовую систему на выходе из Селенги, и которую Джулия выколупала - дайверы в хозяйстве очень полезны. 

 

 

 

Приехал инспектор Саша на моторке. Барбора говорит мне: он grumpy и не очень рад нас видеть. Хотя возможно у нее дежавю после камчатских приключений с ФСБ.

 

Рыбнадзор: Почему номеров на лодке нет?
Саша: Раньше были. А потом лодку покрасили.

 

Мы знали, что у нас тоже что-нибудь пойдет не так, и оно пошло не так.

 

Заявку на разрешение в заповедники мы подготовили еще в марте, но именно с Байкало-Ленским ничего конкретного до упора не получалось. Вплоть до старта у нас запрашивали новые письма и новые визы от МГУ, которые конечно легко и быстро можно было получить на каникулах. Потом все затихло, потом как выяснилось в заповеднике менялся директор и про нас забыли. Разрешение нам в итоге прислали с Гришей на Ольхон, мы успокоились, запихали его в герму и забыли в суматохе съемок. И вот достали, дабы предъявить Саше.

 

Предъявили. В общем, у нас разрешение оформлено только до мыса Хобой на Ольхоне, а дальше мы получаемся нелегалы и нарушители, хоть назад, хоть вперед. Об этом озадаченно говорит Саша, взяв регистрировать наш визит. Пошли, называется, в официальную экспедицию. Чего делать? Иду с Сашей в радиорубку, отмазываюсь по рации перед главным инспектором заповедника. Пытаюсь объяснить как нас так угораздило, хотя сама ничего не понимаю. Нам вынесен приговор - плывите дальше, вставайте на кордонах. Отлично, есть сэр! Конечно, поплывем.

 

Саша зовет нас жить к себе в домик и тусоваться на кухне. Выдает девчонкам Nice to meet you. У меня беда с формами вежливости на других языках, всякий раз умиляюсь соотечественникам. Гриша идет в сказочный домик жить. И кухню мы оккупировали, ибо газовая плита!

 


Вечером Саша поймал нам двух хариусов и бычка. Джулия немедленно добыла из них желудки на микропластик - биолог в ней победил вегетарианца. Потом Саша затопил баню, в которую пошли даже Джулия и Барбора. Правда, больше с целью помыться.

 

 

 

 

 

 

И сухой байкальский климат, эх. На Белом море любая шмотка, оставленная на улице на ночь, автоматически становится мокрой и навсегда дисциплинирует туристов, любящих стираться и сушиться. ДиБ очень любят стираться и сушиться, а мои предупреждения серьезно воспринимать перестали, поскольку за весь поход дождей практически не было. На Анютке девчонки устроили рядом с палаткой christmas tree, постирали свое все и развесили на дереве, и дайверские костюмы наизнанку вывернули. Веселые духи этого ждали, ночью пошел дождь.

 

 

 

19 июля
Пасмурно. Прямо с утра раздуло с севера. От южной волны Анютка закрыта, зато северная весело бьет "Бомбата" под зад. Саша убедил всех, что идти дальше не нужно, потому что будет шторм наверное, и вообще почему бы не постоять нам в хорошем месте, а по рации он руководству все объяснит. Саша из Иркутска, но живет на этом кордоне уже несколько месяцев, сменщика нет. Гости на Анютке тоже бывают редко из-за удаленности и отсутствия пирса.

 

Я собиралась выходить, девчонки традиционно хотят на новое место, если на старом уже нырнули. Но Миха, который в плохую погоду ходить и быть мокрым не любит, настоял на дневке. Мы остались на Анютке на радость Саше и вытащили "Бомбата"на берег, воспользовавшись его лебедкой. На Байкале интересно: избы и поселки строят на открытом берегу (все равно гаваней почти нет), но везде вот такие лебедки. Лодки вытаскивают за линию прибоя.

 

 

 

 

Конструкция выдержала груженого "Бомбата", доказав эффективность. А вот швартов наш, на котором буксовал мужик в Больших Котах - увы. Оплетке конец, сама веревка тоже рвется. На море все стихло сразу, как только вытащили катамаран на берег. Здесь веселые духи.

 

 

 

 

 

 

 

Зато оказалось вот чего:

 

 

Дырка! Наверное, о камни в прибое на восточном Ольхоне. Песка внутрь не успели набрать еще.
Хорошо что не насквозь, только внешняя "лыжа". Но смачно продрали. Вот и очень своевременная дневка. Дырку заклеили.
Саша нажарил рыбы - впервые на Байкале у нас свежая вкусная рыба. Прекрасный, прекрасный кордон Анютка! По рации инспектора с других кордонов тоже ждут нас.

 

Вечером был бартер - мы Саше бензин, он нам - 220 вольт с генератора. Зарядили технику и посмотрели "Зверополис" с Гришиного ноутбука. У черта на куличках - бесценно. Ночью вышла нереальная огромная круглая луна. На мыс приходил круизер с туристами и мерзкой музыкой. Саша пожаловался, что нет рычагов, чтобы из выгнать. Хотя заповедник. И слегка погрустил, заявив, что пока ты на кордоне один - вроде все ок. А потом такие вот мы, к которым он привязался, как к щеночкам, и теперь опять придется скучать. Саша не grumpy.

 

20 июля
Долго прощались. 

 

 

Столкнули "Бомбата" в воду без проблем, а боялись что будет непросто. Встречный ветер, который быстро скис.
Проскочили следующий кордон Шартла, передали записку от Саши и поехали дальше к разочарованию живущего там инспектора.

 

Гриша подготовил телевик в ожидании медведя на берегу. Берег бурых медведей же. Но потенциальные медведи оказывались каждый раз чем-то совсем другим.

 

 

 

 

Медведи на Байкале есть. Просто нам не попались (не скажу что к сожалению). Мишки на кордоне Анютка (стащила из Сашиного вконтакта):

 

 

 

 

Обычно медведи выходят на берег ради вкусняшки - сезонных скоплений насекомого ручейника, или после восточного ветра баргузина, который выбрасывает на пляж дохлых нерп. Мы шли уже позже вылета ручейника, и баргузина при нас тоже не случилось. Без баргузина тоже хорошо - на западном подветренном берегу это чревато сильным прибоем и отсутствием защищенных стоянок.


До следующего кордона с дайв-сайтом и с многообещающим названием Покойники дошли под мотором. Подъехал егерь, хмурый, мрачно сказал: "Разрешения нет, стоять у кордона можно, на берег нельзя". Хотя был в курсе наших радиопереговоров, уехал к себе запрашивать начальство о дальнейшей нашей судьбе. Джулия с Барборой тем временем нырнули. Увидели грустное: много высоких колоний губок, но почти все они имеют мертвые ветки, покрытые слоем цианобактерий.

 

 

Без захода на берег с дайв-манипуляциями на палубе тесно. Наши перспективы тоже грустные. Жизнь на якоре без права на сушу с мокрыми и холодными дайверами - очень, очень печальная перспектива.

 

Кордон - в мелкой круглой бухте с узким входом - она больше похожа на болотце. Зато закрывает со всех сторон любое судно, которое смогло туда пролезть и не сесть на мель. Мы подняли руль и шверт, пошли на веслах, но пролезли. Инспектора нашего не видно. Потом поняли, почему кислая встреча - на кордоне катер с важными гостями из Хужира, инспектору не скучно и совсем некстати наша странная компания. Но против нас он ничего не имеет, даже извинился, что баня занята. Спасибо, мы уже! Запрещать нам выходить на сушу никто и не думал.

 

 

 

В бухте-болотце, кроме разных водных растений, впервые после Листвянки обнаружили спирогиру. Но здесь, в теплой воде с ограниченной циркуляцией, она смотрится органично.

 

 

 

Я в роли цапли

 

Она самая, спирогира

 

Весь вечер снимали ролик про спирогиру. Подружились с собакой инспектора.

 

 

Вокруг кордона бродят одичавшие кони. Они остались от давно забытого совхоза. В маленьком стаде одни кобылицы, и они уже старые. Поэтому их становится все меньше. Есть в этих животных что-то очень печальное. Хотя такое встречается часто. На Кольском полуострове тоже видели диких лошадей, их там много.

 

 

 

 

 

Ночью снова была огромная луна.

 

Продолжение следует