+7 (985) 646-39-94

г. Москва, ул. Большая Косинская, д. 45

Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Хозяин тайги и месть Черной Сосиски

Текст: О. Ильина

Предыдущая 

 

21 июля.
Кордон Покойники. Вышли не сразу, поскольку зацепились языками с Игорем - инспектором с Хужира, который вчера привез гостей, а утром восстанавливался.
- Скоро в горах гореть начнет, - говорит он. - Опять нас на пожары отправят. Пока отдыхаем.
- А как вы тушите? Машины?
- Нет, какие машины? В горы не загонишь. Ранец с водой на плечи и вперед! Ноги сильно гудят от пожаров.

 

 

 

От Игоря же узнали о смене руководства в заповеднике, что может хоть как-то объяснить беду с нашим разрешением.
С трудом извлекли Миху из компании, в отместку он заставил нас выйти из бухты на веслах. Фарватер реально плохой, с камнями, на которых недолго винт оставить. До падения уровня заходить в бухту было проще, по словам местных. Зато бухта идеально закрывает от волн со всех направлений. На кордоне даже не вытаскивают лодки из воды, что для Байкала уникально.

 

 

Солнце, штиль. Пейзажи очень интересные. Берег - равнина, за ней громада горного хребта. Ждем медведя. Острые мысы Солонцовые, на них - маленькие озера. Жаль, нет времени посмотреть, что в этих озерах растет.
Это все - территория заповедника, но возле мысов стоят круизные катера, по берегу гуляют туристы.
Перед Малым Солонцовым резко задул встречный, но мы все же поехали на бухту Заворотная, потому что график. Еле ползем, прикрываясь берегом.

 

На входе в бухту распугали утят, они смешно убегают по воде, лапы выше головы. Заворотная закрыта от всех ветров. Классная бухта. Но отвратительная для катамарана стоянка. Или лысая коса, или деревня с торчащими из воды колюще-режущими. Пирс колючий. Стоит яхточка и несколько катеров. Выгнали нас с бани, возле которой мы воткнулись в берег. Пришлось выбираться по мели против ветра силой Михиных матов.
Встали за деревней, в менее укрытом, но очень красивом месте. Резко поняли, что началась другая тайга - густая и суровая. Вдоль берега проходит хорошая, плотно натоптанная медвежья тропа.

 

Пришла к нам в лагерь Настя, дочка здешнего Хозяина тайги - пугать и штрафовать. Тайга как есть. "С теми, кто поступает плохо, мы поступаем еще хуже". Договорились записать у хозяина интервью. Настя интервью не дает.

 

Зато Настя убедилась, что мы не браконьеры, сжалилась над убогими и рассказала, как здесь нужно рыбу ловить.
Заворотная - уникальное место. Это участок посреди заповедника, заповедником не являющийся, но имеющий статус частного охотничьего хозяйства. Приезжают сюда охотники за дичью, которую заповедник охраняет. В Заворотной постоянно живет семья хозяина и персонал. Заходит много судов, поскольку бухта - единственная закрытая стоянка (мелкие Покойники не в счет) на участке от Ольхона до Северобайкальска.

 

В Заворотной всем очень нравилось нас пугать. Из нашего общения с местными:
"Зря вы этим побережьем идете. С этих гор такие ветра срываются. На той стороне прибой - нас на борт кладет".
"С 1 по 5 августа спрячьтесь куда-нибудь. Будет невиданный шторм"
"Если над горами висит черная колбаса - прячьтесь. Через пять минут волна будет 5 метров"
Наш вечер прошел под знаком блэк сосидж. С тех пор мы всюду искали в природе проявления черной колбасы, и даже нашли несколько ее аватаров - правда не над горами, а совсем в других местах.
Ужин - Джу у нас сегодня блондинка, вместе с водой вылила на берег рис с чечевицей. На ужин рис с чечевицей и камушками.

 

 

 

 

Медведь не пришел, хотя им нас тоже пугали. Зато Гриша и Миша видели змею щитомордника, когда ходили в поселок писать интервью с Хозяином. Интервью получилось интересное. На обратном пути их напугала птичка. "Из леса ВЯЯЯЯЯЯ!!!! Вылезает какая-то фигня. Толстозадая черно-белая утка" (с).

 

22 июля.
Утром поганый прибой.
Беспрецедентно ранний подъем. Команда загрузилась на "Бомбата", не приходя в сознание. Все спят, я рулю. Дождик капает. Надела штормовой костюм - напугала, дождик кончился.

 

 

 

После Заворотной - тоже неплохие бухты. В бухтах корабли с туристами, хотя это уже заповедник. Фантастические горы.
Наша цель - мыс Северный Кедровый, там где-то рядом в описаниях Джулии должен быть дайв-сайт - drop-off с огромными камнями. Злорадно бужу Джулию за полчаса до мыса, ищем место. Координат нет, фото вообще не совпадает. Волевым решением встали через пять километров после Кедрового, решив что наш дайв-сайт будет здесь.
Тайга. Действительно тайга. Кедровая, дремучая, густая. Там, где мы встали, укрытия для судна нет никакого, людей не бывает. На берегу на песке - свежие следы медведя и медвежонка. Решили далеко в лес не отходить.

 

 

 

 

 

 

 

 

Джулия: "Лучший дайв-сайт". Огромные камни. Много колоний губки, в основном выглядит здоровой. Гаммарус. Девушек наших плющит. Они когда нырнут, всегда очень веселые. Джулия говорит, эффект "десять метров вниз - как один стакан мартини" начинается после 30 метров, но по-моему раньше.
Адская жара. Закончив нырять, уехали мы на Елохин - это уже северная граница заповедника. А на кордоне Елохина - новый директор с визитом и главный инспектор, с кем я объяснялась до этого по рации.

 

И бамс! Нелегальные мы. И еще нырнуть сегодня хотим.
Главный инспектор нас встречает: "Вы тут пока постойте, не ходите на берег. Я директору про вас скажу. Подумаем, что с вами делать".
Джулия, которая при русских бюрократических проблемах как-то теряет образ дайвера мирового уровня и становится похожа на маленькую мышку, спрашивает меня: "Нам можно здесь стоять? Нам нельзя здесь стоять?". Нельзя, говорю я. Но скоро будет можно. Джулия вздыхает. Ей тяжело дается взаимодействие с русской спонтанностью. Мне оно тоже тяжело дается, а что делать.

 

 

Миша, не теряя времени, договорился о записи интервью с новым директором заповедника. Убежали записывать. Записали, познакомились, пообщались. Нам вернули свободу передвижения и дали свободу брать дрова и готовить на костровище.
Потом начальство уехало, и нам разрешили пользоваться всем, что найдем на кордоне, а также гладить и кормить собаку и кошку инспектора.

 

На Елохине уже ощущается близость цивилизации (Северобайкальска), и огни большого города стали манить нас. Что ты знаешь о радостях жизни, печальный менеджер? Примерно с Елохина мы начали низменно мечтать о том, как пойдем в Северобайкальске в кино, снимем болотники, купим пива и мороженого.

 

 

 

 

 

 

Определенно, кордон Елохин посещают художественные натуры

 

Может, жажда цивилизации сделала свое дело, может - эйфория от удачного дайв-сайта на Кедровом, но факт остается фактом - Джулия Гримальди, дайв-инструктор, имеющая притом корочку оператора компрессора, при заправке баллона прожгла нафиг дыру в скубе другого мирового дайв-инструктора Барборы. Скуба - аналог пузыря у рыбы, надувной жилет, с помощью которого дайвер всплывает. Если жилет конечно целый. Дайвинг в нашей экспедиции на грани провала. Not good - говорит в таких Джулия. Что в переводе на русский означает "полный звездец". А потом сломался компрессор. Мы решили, что это месть черной сосиски.

 

 

Тем временем на кордоне. У Руслана завтра день рождения, в гости на моторках приехало несколько мужичков, с которыми мы и познакомились. Особенно запомнился колоритнейший Петрович - хозяин соседней избы на Малой Черемшаной. Мне сложно сказать, чего больше в речи этого прекрасного человека - нецензурной лексики или юмора. Пополам. Я думаю, наряду с Валерой из Онгурена он станет звездой фильма, который Я НАДЕЮСЬ, КОГДА-НИБУДЬ НАКОНЕЦ сделает Гриша.

 

На Елохине светская жизнь намного оживленнее, чем на предыдущих кордонах - больше соседей. Кто-то привез пироги, которые сам напек в своей избе, у другого были огромные красные помидоры с забытым вкусом помидор, которые он вырастил у себя в теплице. Обсудили золото Колчака, утопшее в Байкале, как его достать, северобайкальского водолаза, который достает утопленные машины и поможет нам с ремонтом скубы, вегетарианство, баб и другие неполиткорректные темы.

 

Джулия страдает, но не от политнекорректности, а из-за прожженой скубы. Она много смеется - "потому что иначе я буду плакать". Джулия любит нырять. Страдает ли Барбора - сказать сложно. Она функционирует на шоколадках, а шоколадки закончились - это ее беспокоит однозначно. У меня есть подозрение, что холодную воду Барбора не любит категорически.

 

Гришин арт:

 

 

 

Природа скубы полиэтиленовая, наши клея ее не берут. Джулия говорит, что ее можно заплавить утюгом. Миша заплавил ее геббельсами, нагревая их на огне газовой горелки у Руслана в домике. Накачали - травит! Гриша притащил микрофон и снимает драму о том, что все пропало. Решили попробовать еще сверху заплатки приклеить.

 

 

 

 

 

К вечеру Руслан уехал отмечать день рождения еще куда-то и оставил нам совсем все - домик, баню, кошку Мурку и собаку Сару. 

 

 

"Так нам здесь можно или нельзя здесь быть? Нас на берегу встречают всегда grumpy. А потом вы с ними общаетесь, достаете настойку, разговариваете, и они уже зовут нас в дом, и готовы все сделать. Надо что ли научиться у вас. Это сложно понять, когда ты иностранец". Это ворчит Барбора. Мы-то понять не пытаемся.

 

Вечером сильный ветер с гор, горячий и сухой. Ветер нагнал дыма: наверху, в горах бушуют пожары. Ближние мысы исчезли в серой пелене.
Гриша спит в домике Руслана. Говорит - домик как детская мечта, как будто ребенок сделал все так, как хотел. Картинки с кораблями, оружие. И инструмент, в жизни не видела такого порядка.

 

 

23 июля
Утром штиль, но мы никуда не идем, так как пытаемся чинить скубу.
Клею заплатки. Жара. Девушки проходят кошко- и собакотерапию.

 

 

На Байкале в этом году просто немеряно бабочек, кузнечиков и мух. Да, особенно мух. Я не помню столько мух на Байкале, вообще их не помню. Для понимания - речь о черно-зеленых, больших, смачных, жирных, громко жужжащих мерзких мухах, которых так много в деревенских сортирах. Чистый прекрасный Байкал и навозные мухи! Нонсенс.

 

Не помню, с  какого момента они появились на берегу, но на Елохине их уже было чудовищно много. Они постоянно летали вокруг нас, садились на лицо и на тело. В море тоже не оставляли нас в покое, преследовали "Бомбата", а в сильный ветер садились на нас и крепко держались своими мерзкими мохнатыми лапками. Валера из Онгурена говорил, что мухи появились после сильных пожаров.

 

 

В 12 дня раздул сильный северо-восток. Перепарковали "Бомбата" с участием всех имеющихся на судне веревок, чтоб прибоем не било. Мы еще немного закрыты, севернее мыса Елохин сильный красивый прибой на желтом песке тропического вида. На мысу недостроенный дом и могила.

 

Итак, скуба. К вечеру итог: вся обклеена резиновыми заплатками, сверху Миха зафиксировал консервной банкой и гвоздями. Выглядит, будто акула бок откусила. Все равно травит, но нырять можно.

 

 

Компрессор не заводится. Девушки перестали быть дайв-киборгами, стали похожи на живых: полдня валяются на пляже. А мы все больше думаем о еде. Потому что у нас все как-то заканчивается: в рундуках доминируют рис и чечевица и тает все остальное.
Вечером Джу сделала классный рис с лимоном и последним плавленым сырком - ризотто, который ела даже Мурка. Потом Мурка с Сарой поймали огромного мыша. И о чудо! Гриша поймал хариуса. Правда, на спиннинг Руслана - на наши снасти никогда ничего не клевало. Хотя хариус по вечерам играет.

 

 


И потом еще совсем вечером Джулия с Барборой наделали фалафелей. Вот и я тоже не знала, что это такое - а это оладушки из фасоли. Ажиотаж вокруг еды набирает обороты. Гриша все ждет, когда у кого-нибудь случится психологический кризис.

 

 

 

24 июля
Джулия говорит - нырять буду на дырявой скубе! И пошли они нырять, с остатками воздуха в баллонах, компрессор так и не заводится. С берега, на небольшой глубине. Всплыли. Скуба окей, говорит Джулия, но она всегда так говорит, если не совсем нот гуд. Из скубы идут пузыри. А кислород в баллонах закончился.
Можно смело ехать в цивилизацию. Подарили Руслану подарки на ДР и поехали.

 

Продолжение следует