+7 (985) 646-39-94

г. Москва, ул. Большая Косинская, д. 45

Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Новости

Написать нам:
Имя:
Email:
Сообщение:

Беломорский дневник - 2. Острова Робьяки

 27 июня, день 17-й


Кто на Робьяки идет - тот мы! А на них чего только нет: воды пресной нет, леса нет, безопасной стоянки нет. Хорошее? медведей тоже нет.

Робьяки - два маленьких скальных острова, покрытых тундрой. Мы давно хотели туда зайти - в основном потому, что о них ничего неизвестно. И в этом году зашли.

 

 

 

 

Строго говоря, деревья на Большом Робьяке все-таки есть: две крошечных рощицы, рябиновая и еловая. Возле еловой мы и поставили чум, в надежде на минимальную ветрозащиту. Плоское плато острова открыто всем ветрам. Доблестные наши елочки стоят одной плотной кучкой, образуя почти сплошной скат в сторону страшного востока.

 

Восточный берег острова весь покрыт плавником - бревнами, выброшенными морем, в отлив обнажаются грандиозные каменные осушки. Мы встали, разумеется, с западной стороны - со стороны материка.

 

 

 

 

 

Каменные стелы (менгиры? идолы? мегалиты?) на острове Большой Робьяк

 

Группа мегалитов - то, чем Робьяки знамениты. Когда их поставили, кто и зачем - никто не знает. Мы тоже сии достопримечательности посетили и составили свое скромное мнение.

 

По определению менги́р (от брет. men — камень и hir — длинный) — простейший мегалит в виде установленного человеком грубо обработанного дикого камня, у которого вертикальные размеры заметно превышают горизонтальные; древний обелиск.

 

Менгиры расположены на северо-запаной стороне Большого Робьяка. Два основных камня имеют длину около 2 метров и основания в пределах 60 х 30 см. Основания заглублены в грунт примерно на полметра и расклинены камнями. Между менгирами расстояние около 6 м.

 

 

 

 

 

 

Есть еще третий - он немного шире и короче (основание 80х20 см, длина 1.8 м), лежит наклонно на кучке камней примерно в 20 метрах от двух основных. Основные торчат колоритно и совершенно несимметрично. Надо думать, от времени покосились сильно.

 

 

  

 

 

Никаких следов обработки на них нет, состоят они из той же породы, что и скальная основа острова. Вряд ли их делали специально: порода раскалывается и образует правильные формы естественным путем, они часто имеют ровные грани ( Александр Мараханов подскажешь что за порода? Видим ее по всему Белому морю).

 

 

 

 

 

 

В нескольких сотнях метров от менгир на прибрежной скале мы нашли целые россыпи потенциальных заготовок. Другое дело, что нужно бригаду человек десять, чтобы притащить их и установить на их текущее место.

 

Помимо менгир на СЗ, на восточной стороне острова есть две инсталляции из деревянных кольев. Они имеют похожие размеры и взаимное расположение и больше всего напоминают вешала для сетей. Можно предположить, что менгиры имеют то же самое назначение.

  

 

 

 

Хотя бы потому, что на Робьяках можно только ловить рыбу, больше там делать нечего. Датировка менгир, основанная на изменении уровня моря, относит их к Средневековью. Языческих народов в средневековье и позже здесь не было, зато были поморы. Поморы обелисков не ставили, а рыбу ловили и сети сушили.

 

Зачем делали вешала из камней? Дерево легче, устанавливать деревянные колья проще, чем надрываться с камнем. Но это при условии, что дерево есть. А на Робьяках плавник валялся не всегда: он имеет в основном искусственное происхождение и появился в советское время, когда по Белому морю сплавляли лес. Своего леса на острове нет. А камни были всегда, много.

 

Если оно так, то каменные стойки менгирами и не являются. Грубо обработанный камень вытянутой формы - да, но не древний и не обелиск.

Современные археологи, которые занимаются карельскими мегалитами, часто интерпретируют их как имеющие отношение к рыбалке.

 

Странные Робьяки

 

Легенда:
В Кандалакшской губе есть группа каменистых островов, называемых Робьяками. На одном из этих Робьяков жил некогда страшный змей, наводивший ужас на береговых жителей. Но, подобно всем злодеям, притеснявшим поморов, он тоже погиб от руки человека, неизвестно откуда пришедшего и куда исчезнувшего.

 

До сих пор на островке том туземцы показывают большой четвероугольный камень с отверстием в средине, под которым начинается глубокая пещера, служившая жилищем страшного чудовища. (с) Верещагин. С. 251; неточн. перепечатка: АГВ. 1862. № 38. С. 320.

 

Туземцев на островах мы ожидаемо не обнаружили, камня с отверстием тоже. Все, что нашлось: каменная ниша, обложенная по периметру камнями; странное углубление в тундре на верхнем плато - воронка правильной формы диаметром метра два (вспомнился анекдот про Змея-Горыныча).

 

 

 

 

Но фантазии не закончились: змеиная тематика появлялась в виде плывущего по морю бревна с головой Нэсси, потом она возникла с куском скелета неведомого чуда-юда, валяющегося на пляже (судя по следам, скелет был выкопан собакой или животным похожих размеров, которого мы на острове не встретили). Больше всего скелет был похож на кусок грудной клетки с ребрами и грудиной, но грудина оказалась разделена на сегменты, и ребра были странные. Змея такого размера была бы диаметром с тюленя. Легко найти загадку на пустом месте, когда ты дилетант )))

 

 

 

 

 

Еще одну загадку нашли - вся поверхность острова покрыта норками, они диаметром уже с небольшого суслика. Но тех, кто в норках живет, мы не видели ни разу.

 

 

 

 

Живые Робьяки


Ничто - ни статус заповедника, ни инспектора со штрафами не спасает природу столь же хорошо, как ее бесполезность для человека. Острова Робьяки - территория бесполезная, именно поэтому они наполнены жизнью.

В конце июня беломорская яичница превратилась в беломорские ясли. По верхнему плато было страшно ходить - из-за вот этих мелких пушистых.

 

 

 

Взрослая крачка - зверь страшный. Они толпой нападают на все, что летает, включая больших орлов и чаек, также с энтузиазмом пикируют на людей, приблизившихся к колонии. Но - насколько борзые взрослые птицы, настолько же беспомощны у них свежевылупившиеся птенцы. Первые дни на Робьяках мы не подозревали об их существовании, хотя на менгиры ходили несколько раз через верх острова.

 

Потом наткнулись. Крачонок - это пушистый комок, на расстоянии двух шагов совершенно сливающийся с тундрой. Он снабжен крошечными лапками и клювиком, но ни бегать, ни пищать не способен. При приближении человека просто замирает. Выраженных гнезд у крачек нет, птенец тихо сидит среди тундры. Увидев сие чудо, мы стали обходить колонию по самой береговой кромке - очень страшно наступить, честно говоря.

 

Кроме морских птиц и сказочного змея, на Робьяках имеется представительное лежбище тюленей разного возраста и размера.

 

 

Робьяки и рыбы

 

Страшный зверь - зубатка. Та, что на фото - самая большая, которую мне доводилось видеть. Зубатка похожа на мурену, только не ядовита. Питается мидиями и мелкой рыбкой. У нее нежная кожица, толстое брюшко и мягкие плавнички. Но голова - сплошная жевательная мышца: хороша в ухе, страшна в жизни, учитывая еще и комплект зубов, предназначенный дробить панцири мидий, а также прокусывать кирзовые сапоги и резиновые лодки.

На Робьяках зубаток ловилось особенно много, и с каждым уловом они становились все больше: когда мы затащили этот экземпляр в надувную байдарку, не по себе стало всем.
Живут зубатки в норках, по приливу задумчиво пасутся на мидийных банках. А также у них хмм.. очень вкусное белое мясо.

 

 

 

 

 

ПРОДОЛЖЕНИЕ