+7 (985) 646-39-94

г. Москва, ул. Большая Косинская, д. 45

Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Новости

Написать нам:
Имя:
Email:
Сообщение:

Беломорский дневник - 4. Соловки

"Соловки - место непростое, бывает, что и не пускают" - сказали нам рыбаки из Кеми, с которыми мы устроили вечеринку в чуме на Кузовах.
И Соловки действительно пустили нас не сразу - около недели держалась околоштормовая погода с сильным встречным ветром - пересекать тридцать километров Соловецкой Салмы было бы неразумно.
Поэтому мы сидели на Кузовах, ходили на пупырь - пока наконец

 

 

9 июля, в день 29-й, вечером небесная канцелярия пообещала сделать ветер потише.

 

- Проскочите? - спросила нас небесная канцелярия.
- Проскочим! - решили мы.
- Ну смотрите, - предупредила нас небесная канцелярия, - после заката мы снова включим вентилятор на максимум.
Ночью по прогнозу снова ожидался сильнейший восток.

 

 

 

 

 

И мы, в принципе, проскочили. Правда, вентилятор включили несколько раньше - когда до входа в бухту Благополучия оставалось несколько километров и можно было рассмотреть архитектурные детали Соловецкого Кремля, нам навстречу полетели шквалы и низкие клочьями облака. Но мы-то уже проскочили!

 

Ну как проскочили... Не сразу, сначала сели на мель и посидели на камне. Фарватер в бухте - не подарок, особенно если вы не идете судовым ходом, как все умные судоводители, а пытаетесь проскочить в восточную часть бухты напрямую среди камней, руководствуясь топографической картой, где глубины надежно закрыты многочисленными надписями - как это сделали мы.

 

И тогда, вполне возможно, вы найдете слегка притопленный огромный камень, и наедете на него правым корпусом, и застрянете, и вам придется несколько минут бегать по судну, раскачивая его, и пихаться веслами, и срочно ставить геную, и произносить много эмоциональных морских терминов - именно так поступили мы.

 

Одним словом, даже если вы - разборный катамаран с надувными корпусами и ничтожной осадкой - не будьте как мы, товарищи, в бухту Благополучия заходите по судовому ходу - он отлично промаркирован. #БерегаРоссии - мы не ищем легких путей.

 

Соловки нас встретили... Своеобразно. Первый пляж, куда мы подошли уже под свист ветра в вантах, приветствовал наши надувные корпуса невиданной россыпью разноцветного битого стекла - как будто там проходил октоберфест или перевернулась фура с витражами, так много битого стекла нигде еще не попадалось. Пришлось перечаливаться среди каменных мелей. Уже темнело, но нам повезло, второе место оказалось более катамаранолюбивым. Рядом уже стоял лагерь страшно прекрасных людей, пришедших на Соловки на страшном "Просторе" - кто знает это плавсредство, тот поймет.

 

Про Соловецкий Кремль - он прекрасен. Грандиозное сооружение. Стены толщиной в несколько метров, их строили с использованием чудовищных булыжников. Экономили кирпич, поняли мы. Крепость получилась чрезвычайно крепкая - ее пытались взять и шведы, и англичане, никто не преуспел.

 

 

 

 

1854 
«Английские военные корабли неустанно бороздили хмурые воды Белого моря, пытаясь помешать плаванию русских купеческих кораблей, а если возможно, то захватить Архангельск и Соловецкие острова.

 

6 июля два трехмачтовых шестидесятипушечных фрегата “Бриск” и “Миранда” появились на рейде у бухты Благополучия и встали против расположенной на берегу двухпушечной батареи, скрытой за скалистым пригорком. На кораблях подняли переговорные флаги.

 

Монахи, понятия не имевшие и не знавшие о таком способе переговоров, безмолвствовали.

 

Англичане, чтобы привлечь внимание, произвели три выстрела, наши ответили двумя. Тогда англичане неожиданно открыли огонь по монастырю – на него градом полетели бомбы и ядра. Монастырские пушки не могли открыть огонь. Их бомбы могли попасть в береговых пушкарей. Фрегат “Миранда” приблизился к острову, ведя сильный огонь. Улучив момент и хорошенько прицелившись, пушкарь береговой батареи метким выстрелом угодил в “Миранду” и пробил борт корабля. После стрельбы, продолжавшейся целый час, фрегат “Миранда” отошел за мыс и начал у всех на виду ремонтироваться».

 

7 июля «в 5 часов утра от фрегата “Бриск” отошла шлюпка с белым флагом. Она доставила на берег письмо, в котором командир английской эскадры капитан Эрасмус Оммани ультимативно потребовал немедленной сдачи гарнизона Соловецкой крепости. При отказе Оммани грозил уничтожить монастырь, превратить его в груду дымящихся развалин. Вестовой на лодке повез ответ английскому командиру. Ответ гласил: “Так как в монастыре гарнизона нет, то и сдаваться, как военнопленным, некому”. Далее следовала подпись “Соловецкий монастырь”.

 

В монастыре зазвонили колокола, во всех его соборах и церквах начались молебны. По Большому монастырскому двору пошел крестный ход. В то же время монахи и воины-ветераны хлопотали у стареньких пушек. Положение было тяжелое. Против 120 новых усовершенствованных английских орудий, стрелявших 96-фунтовыми и трехпудовыми снарядами, монастырь располагал только 10 исправными старинными пушками, из которых два века тому назад стреляли еще по шведам. И в живой силе у англичан было почти пятикратное превосходство.

 

Англичане открыли ураганный артиллерийский огонь по монастырю. Рокочущий гул выстрелов и свист ядер смешались с колокольным звоном. Бомбы с оглушительным грохотом разрывались возле стен Соловецкого монастыря и на монастырских дворах. Они отскакивали от могучих гранитных стен, не причиняя им вреда. С неба падал настоящий огненный град. Бомбы падали и в море и, перелетев через монастырь, в Святое озеро. Озеро, говорят, кипело от ядер. Ветра не было – стоял полнейший штиль. Густой едкий пороховой дым непроницаемой тучей повис над английскими кораблями, заволакивая и скрывая от них цель.

 

Пока враги обстреливали монастырь, за его восточной стеной, спрятавшись в кустах за огромными валунами, притаились крестьяне, монахи, богомольцы, странники – все застигнутые военной грозой около монастыря. Сидели кто с топором, кто с бердышом, кто с дубинкой, а кто и просто с тяжелым камнем, готовые в любую минуту броситься на врагов.

 

Они ожидали высадки врага на остров. Но десанта не последовало. Англичане боялись схватиться с русскими в рукопашном бою. Они предпочитали обстреливать монастырь с далекого расстояния, находясь в полной безопасности.

 

Девять с лишним часов продолжался ожесточенный обстрел Соловецкого монастыря. И когда наконец пороховой дым рассеялся, англичане с изумлением увидели вместо ожидаемых развалин – стены, башни и соборы Соловецкого монастыря, целехонькие и невредимые, по-прежнему спокойно отражающиеся в зеркальной глади бухты Благополучия; конечно, кое-какие повреждения были, но очень незначительные. По признанию самих англичан, этим количеством снарядов можно было бы разрушить по крайней мере шесть городов!

 

Около 5 часов после полудня, когда канонада, продолжавшаяся девять часов, начала утихать, пролетело со свистом 96-фунтовое ядро по направлению к Преображенскому собору, пробив стену и верхнюю часть образа “Знамения” Пресвятой Богородицы, стоявшего над западным входом в Преображенский собор; ядро с шумом упало на землю. Это был последний неприятельский выстрел, следы которого доселе остаются на святой иконе Царицы Небесной. (с) Столяров В. П. Страницы истории Соловков (XV – начало XXI века)

 

 

 

 

Попадалась и другая версия, менее пафосная, согласно которой небольшой гарнизон все-таки был. Также были арестанты, которым в процессе нападения тоже было выдано оружие. Странно, что стреляли ядрами - в середине 19 века в английском флоте уже были снаряды.

 

Нам Кремль показался уж слишком усердно отреставрированным. Иногда пятна нового кирпича чересчур ярко выделяются на фоне родной кладки, потемневшей и облупившейся. Очень зверски смотрятся на изначально деревянных крышах зеленые и синие пятна современного профнастила - наверное, это временно, деревянные крыши требуют регулярного обновления.

 

 

 

 

 

 

При желании можно найти нетронутые места: старые, настоящие стены - между камней растет папоротник... где-то строение переходит в руины и залежи кирпича - кажется, он рассыпается в руках. Необходимость реставрации очевидна, но все же современные материалы очень уж сильно отличаются от первоначальных, это бросается в глаза. Наверное, скоро перестанет - когда реставраторы полностью обработают поверхность продукцией из леруа. Над главным входом - легкомысленная разноцветная будочка, похожая на киоск.

 

 

 

Монастырь прекрасен и снаружи - особенно если его фотографировать в прилив и взять ракурс повыше, чтобы туда не попадала зловонная тина и мусор, плавающие в бухте Благополучия. #БерегаРоссии - прекрасное неоднозначно.

 

Ботанический сад - одно из самых интересных мест на Соловках. В.Немирович-Данченко в свое время сильно перестарался с фейками.

Ольга Гришанова, директор ботсада: "Монахи выращивали ананасы? Не знаю.. Это Немирович-Данченко писал? Так он же журналист! " (с)

 

 

Ананасов в ботсаду нет. Зато дают шикарный чай из листьев бадана. Бадан растет тут же, и выглядит как сибирский, но нет - он был привезен с Тибета.

 

В ботсаду меня еще несколько раз настигало сибирское дежавю: сразу на входе начинается аллея из лиственниц. Мы долго вспоминали, бывает ли лиственница на Белом море, пока не прочитали на табличке "лиственница сибирская". Есть в ботсаду и сибирский кедр, посаженный еще до революции. Кедры растут прекрасно и выросли огромные, но шишек на них нет - видимо, климат не тот.

 

 

 

Увы, туристы любят легенды, они появляются и сейчас, и, надо думать, кажутся многим более интересными, чем реальность. Хотя реальность круче легенд. В ботсаду со времени его основания проводили эксперименты по ассимиляции различных культурных растений к северным широтам. В советское время, пока на острове существовал лагерь, эксперименты проводили заключенные.

 

 

 

Ольга Гришанова:
"У меня на пригорке здесь есть поклонный крест. Он старый, почти рассыпается. Кто-то из экскурсоводов ляпнул, что после него зубы не болят. И народ начал его натурально грызть! Я не знала, как мне спасти этот бедный крест.. Думала, сгрызут! Больше не вожу на него экскурсии...

 

У нас считалось, что дача архимандрита построена из лиственницы, вымоченной в море. Я так и рассказывала туристам. А потом у нас был специалист по деревянным строениям, он посмеялся, сказал - сосна. Мы отправили на экспертизу. И правда - обычная сосна." (с)

 

В ботсаду я увидела видов пять! золотого корня, в том числе субарктический и дальневосточный.
Снова цитата Ольги: "Известно, что лучшие лекарственные свойства любого растения проявляются в естественных условиях, любой уход эти качества понижает. Мы все же подкармливаем растения. Недавно отправляли в институт кусочки нашего корня с ботсада, дикий корень с берега с островов, и еще я из любопытства отправила корень с моей дачи. По заброшенности победила моя дача " (с)

 

 

В ботсаду свой микроклимат. Сад расположен в долине между трех горок, которые закрывают его от всех ветров. Сад встретил нас непривычной тишиной, запахом цветов и сюрреалистичными в беломорских условиях цветущими яблонями.

Огромное спасибо Ольге за экскурсию! А также за организацию оперативной доставки проб воды в Москву.

 

Соловки - смешное и грустное 

А вы знаете, кто такие козули?
В поселке на Большом Соловецком на всех ларьках с сувенирами висит надпись "КОЗУЛИ". Зашли в один из ларьков, спросили. 
Оказалось - это раскрашенные пряники.

 

 

А грустные мои мысли - мои скакуны. Продолжаю испытывать подозрение, что универсальный туризм на берегах России, примерно как футбол - ну не наше призвание,и все. Вот что на Байкале, что на Соловках, что хоть где.. Итак, Соловки. В поселке туристическую популярность выдают только ларьки-клоны с козулями и несколько гостиниц. Ну, еще плакаты с рекламой экскурсий. Кроме козуль, нумеров и экскурсий, деньги тратить некуда. Это конечно уже что-то. В нетуристическом месте даже козули не сыщешь. Но...

 

- Бабушка, куда у вас вечером сходить можно?
- Сходи в ведро (народный фольклор)

 

Или, может быть, на Соловки едут только паломники, только за духовным, и светские увеселения им ни к чему? В монастыре все грамотно организовано, насколько я могу судить. 
Однако - не паломники же скупают каждый день на корню все пиво, несмотря на тройную его цену?
Магазинов - два, в них бедный ассортимент и огромные цены. И жуткие очереди.

 

И чего-то не хватает... Да кто его знает, чего не хватает. Вот как например выходишь вечером в какой-нибудь Испании из отеля и топаешь по улице, нюхая жасмин. Слушаешь отголоски гитар где-то на задних планах, смотришь на маленькие летние кафешечки, разглядываешь стряпню, проникаешься отпускным духом и точно знаешь, что куда бы ты сейчас не зашел - тебя накормят чем-нибудь адаптированно-типичным, или споют фольклорную песню, или покажут шоу и еще как-нибудь развлекут и приобщат к адаптированной под тебя культуре.

 

У нас - не приобщат, еще пожалуй вломят, если сунешься не туда. И на Соловках тоже. Но меня печалит не это, это скорее веселит, хоть и не получают туристические места столько доходов, сколько могли бы.

 

Зато шаг в сторону - и вот ты в мире, где вчера была атомная война, и все поймут, что нас не испугать)))

 

На Соловках одним словом опечалил не дефицит рекреационного ресурса, а мусор. Участок берега, где находился наш лагерь, в черте поселка, но не в частной собственности - весь в кострищах, в залежах бутылок, в импровизированных мусорках, явно привезенных и вываленных. Даже диван валяется. Пляж в глубине нашей локальной бухты был признан самым грязным на всем маршруте.

 

 

 

 

 

Вот это грустно как-то. Запах канализации в бухте и рядом с жилыми домами, как и ее истечение в море - тоже грустно. Конечно, щит хэппендс и в Испании, и где угодно, но зачем это все прямо на виду-то?

 

Проб на микропластик мы на Большом Соловецком набрали.
Пробы воды и водорослей - набрали и уже проанализировали, скоро опубликуем результаты.

 

И завершающая печаль про Соловки, и про пушистого негодяя собаку-убийцу Ямала.
Соловки - место, где пересекаются пути, в частности там мы чудесным образом пересеклись со старыми друзьями - маламутом Ямалом и его хозяином.

 

 

 

На Ямала случилась проруха. Сижу я, собственно, в чуме, и вижу через открытую дверь Ямала, деловито тянущего какую-то тряпочку. При этом снаружи слышны крики, кипеш. Ямал подтянул тряпочку еще немного, и оказалось, что ко второму ее концу крепится лабрадор - тучный и крайне недовольный происходящим, а тряпочка является его, лабрадора, ухом. По динамике и хоррору происходящее напоминало схватку двух якадзун: оба драчуна были толстыми, ленивыми и неспортивными, и выступали в примерно одном тяжелом весе. Вокруг суетились хозяева обеих сторон и сочувствующие, Ямала поливали водой, тащили и проклинали. В конце концов он выпустил злосчастное ухо, сильно потрепанное.

 

Якадзуны сцепились, когда лабрадор с хозяевами, гуляя по берегу, направились через наш лагерь к чуму - это была стратегическая ошибка. Ямал раньше не был замечен в склонности драться, но чум для него - святое. Шансы были равные, но Ямалу повезло больше. Обе собаки были не на поводке, и произошедшее не делает чести ни нам, ни хозяевам лабрадора. Последние ушли крайне злые, понося нас на чем свет стоит - и их можно понять. Ямал, пушистый негодяй, гордо воссел в чуме, его грудь была заляпана пятнами крови.

 

 

Хозяева лабрадора, как я поняла, были возмущены не столько фактом покусания уха, сколько тем, что покусал - приезжий. В другой день пожилая женщина реально напала на палатку дружественного экипажа - трясла ее и пыталась сорвать, возмущенно высказываясь в духе "Понаехали тут!" - пока ее подруга как-то не отвлекла и не увела. Мне показалось, у жителей поселка интересное, своеобразное отношение к приезжим.

 

 

 

 

Новый хит от Ямала

 

 

 

Остров Большой Заяцкий

 

Мы в течение нескольких лет интересовались беломорскими археологическими объектами. Оказалось, что все виденное ранее - скромные разрозненные осколки того разнообразия, что находится на острове Большой Заяцкий.
На Б.Заяцком каменные фигурные скопления - лабиринты, насыпи, различные кучи, пирамидки, звезды и т.д сконцентрированы в огромном количестве - всего несколько сотен объектов, в то время как во многих других известных точках побережья в лучшем случае можно найти несколько штук, чаще они расположены по одному.

 

Что бросилось в глаза - лабиринты Большого Заяцкого принципиально отличаются от того, что мы видели в других местах, далеко на севере. 
Например, на мысе Красный лабиринт сложен из небольших камней в один ряд. Постоянно возникает чувство, что лабиринт складывал ребенок - камни правда очень маленькие. Диаметр сооружения - порядка 10 м.

 

Совсем другое впечатление от лабиринтов на Большом Заяцком. Диаметр самого большого лабиринта - около 25 м, но впечатляет не столько площадь, сколько сама выкладка - лабиринт образован не одним рядом камней, выложенных в ряд, а целой насыпью высотой до 40 см. Если лабиринт на мысе Красном можно воспроизвести за день, то на конструкции Заяцкого понадобится явно больше времени, или целая бригада.

 

 

 

 

Сверху лабиринты покрыты слоем тундровой растительности. Состав кладки можно было увидеть в нескольких местах, где растительность была снята - вероятно, следы работы археологов. Заросшие рельефы лабиринтов производят очень интересное впечатление, и со страшной силой наводят на мысли о ландшафтном дизайне.

 

По центру каждого лабиринта лежит камень. Один наш товарищ, не чуждый тонких переживаний, под впечатлением от прогулки по лабиринтам сказал, что одни из них тянули его вверх, другие - тащили вниз. Не знаем, честно говоря наша циничная команда ничего подобного не ощутила.

 

Наиболее причесанные и адаптированные каменные объекты, снабженные табличками и деревянным настилом для удобства перемещения, находятся рядом с пристанью. Туда регулярно привозят туристов.

 

 

Но самые захватывающие каменные сооружения - древние, покрытые разводами лишайников - нужно искать в глубине острова.

 

Что интересно, сооружения Большого Заяцкого находятся не на прибрежных террасах, а на некотором удалении от берега, что вносит некоторую неуверенность в популярную современную версию, объясняющую их происхождение причастностью к рыбной ловле.

 

Заяцкие лабиринты датируют с лихим размахом: от I тыс. до н.э. до XV века н.э. Остальные сооружения - еще более лихо: от I тыс. до н.э. до XIX века н.э. Их точное происхождение и назначение неизвестно. Камни не имеют ДНК. В целом логично. Камни - весьма распространенный материал на беломорском побережье, из них делали все и во все времена.

 

И если честно. Сооружения обитателей Соловецкого монастыря поражают своей грандиозностью гораздо сильнее. На том же Большом Заяцком из камней выложена целая гавань для небольших лодок.

 

 

 

 

 

 

 

 ПРОДОЛЖЕНИЕ