+7 (985) 646-39-94

г. Москва, ул. Большая Косинская, д. 45

Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Новости

Написать нам:
Имя:
Email:
Сообщение:

На север!

Текст: Олеся Ильина

Фото: Г. Блуднов, О. Ильина

 

Предыдущая 

 

 

В данной главе я уже не знала, что сделать со встречным ветром, поэтому внедрила морские суеверия на борту, но это не помогло, потом мы видели морское чудо, были блондинками по очереди, утилизировали свинец, напугали водолазов и знатно опозорились перед ними. Также здесь можно увидеть, как пять взрослых состоявшихся личностей радуются асфальту и теряют голову при виде магазина. Потом мы нашли спирогиру. .

 

 

 

 

24 июля

 

СЕВЕРНЫЙ БАЙКАЛ

Попутный ветер, в который никто не верил. А он подул! Мели. Потому что северный Байкал. Это неправда, что он везде глубокий, на севере совсем нет.

 

 


Ночевка на мысу Большая Коса. В глубине берега - маленькое зеркальное озеро. База, там живут и сторожат Саша и Наташа, и скромный пес Бимка, который стесняется нас, но по словам хозяев лихо гоняет медведей.

Эти трое воспринимаются как одно целое с Байкалом. На всех получают 20 тысяч - эта информация надолго повергает нашу команду в нудные расчеты. "Я дороже собаку на передержку в Лондоне беру", - задумчиво изрекает Джулия.
"Бурятия - страна вечнозеленых помидор" (с) Саша

 



 

 

Джулия у нас сегодня опять блондинка, и у нас опять мало риса.

 

25 июля

 

УМЕЛЫЕ РУЧКИ УТИЛИЗИРУЮТ СВИНЕЦ


А сегодня блонди - это я, забыла на берегу нунчаки, на которые ставится котелок в печке. Миха изготовил на следующей стоянке новые, из куска проволоки, которую где-то выломал.


Начались резко низкие берега, и палаточные лагеря, много, огромные палатки, хотя автомобильного подъезда еще нет.

 

 

 

Злобное и неэффективное продвижение на север против сильного встречного ветра, который свистит в вантах. От него мы спрятались на пляже перед мысом Котельниковский. На пляже следы огромного прибоя, намыло три каменных бара. Но от северо-востока мыс закрывает хорошо. В этом весь Байкал, стоять можно везде, и нигде не спрячешься.

 

 


Собрали огромный мешок мусора - здесь набрасывает прибоем.

Конечно, опять выброшенная китайская сеть на берегу. Миха ее не только собрал для утилизации, но и срезал с нее весь свинец. Не только из заботы об окружающей среде, но и ...

 

 

... и для того, чтобы потом вместе с Гришей сделать свинцовое грузило

 

 

А я тем временем сварила какое-то зелье.

 

 


В этом месте раньше была деревня - остались фундаменты и старое кладбище, даты смерти - 1935, 1925, остальные непонятно.

 

 

 

И на берегу - вот такая фигура, выложенная камнями - похоже чем-то на беломорские лабиринты. Какой возраст - не поймешь, не меньше нескольких лет. Под камнями растительной подложки нет.

 

 

 

 

 

26 июля

 

ПРО МОРСКИЕ СУЕВЕРИЯ


Опять подъем в 5.00, и опять напрасно. Сразу неспокойно, задуло еще крепче чем вчера и снова встречный.

Это уже конкретно действует на нервы, а Миха запретил бурханить: из опасений алко-кризиса (все закончится). Я хорошо понимаю, откуда берутся морские приметы. Они органично ложатся на сознание, когда ты целиком зависишь от того, что совершенно не в твоей власти. От ветра например.

 

 

 

В общем, я начинаю на этом месте срочно вспоминать приметы. Ничего толкового я не знаю, но вот откуда-то из недр памяти извлекла, что если женщина причесывает длинные волосы на ветру, то это к шторму и вообще не к добру. А дальше, не смейтесь, я запрещаю себе и экипажу причесываться на борту, только на суше. Что подумали про мои умственные способности Джулия и Барбора - загадка, они тактично промолчали, но инструкцию они выполнили.

 

Зато все остальное делалось на ходу:

 

 

... И МОРСКИЕ ЧУДЕСА 


Увидели в море чудо. Сначала думали, по морю плывет понтон с крузаком. Подошли поближе - оказалась деревянная будка с торчащей трубой от печки. Внутри сидел и греб веслами какой-то мужик. Двигаться он старался на юг, но несло его больше на восток, от берега. Потом выяснили, он стартовал в Северобайкальске, в МЧС его отговаривали, но не смогли, и он все равно вышел. Намного позже, проходя восточным берегом, мы его следов не нашли, надеемся что с ним все в порядке.

 

 

 


Тем временем мы поездили в лавировку. Идти неэффективно, и встать негде, прямой, открытый каменный берег, что тоже характерно для Байкала.

 

 

СОН-ЧАС


Когда наконец нашли укрытие за крошечным скальным недомысом, доблестная команда попадала спать. Нас приложило в самом жестком месте - дальше начались идиллические долины с домиками, до них мы чуть-чуть не дотянули.

 

 

 

 


А вечером нам включили попутный култук, во что никто уже опять не верил, и мы со свистом долетели до цивилизации, без которой уже начинали слегка звереть. По пути встретили удивительный тримаран с гафельным парусом и огромным количеством народа. Сложно объяснить, но это всегда кажется важным на воде.

 

Восточный берег стал намного ближе, чем в центральном Байкале. Там увидели пятно пожара на склоне.

 

 

 

ЦИВИЛИЗАЦИЯ


Миха цивилизацию не любит, и он требовал встать в большом, плоском, гадком устье реки. Мы были против, перед нашими внутренними взорами уже стояло холодное пиво и мороженое из деревенского магазина. Перед Михиным же взором почему-то стояли местные жители с битами (пиво и мороженое он не любит, поэтому), и он бывает очень вредным и упрямым, когда беспокоится за матчасть. Нас спасло то, что запланированное устье как стоянка никуда не годилось. Оно было мелким, плоским, грязным. По устью ходили и гадили коровы, на подходе мы чуть не застряли на широкой грязной отмели. И мы поехали в деревню Байкальское - первый населенный пункт за последние 350 километров.

 


В деревне место парковки было немногим лучше, по крайней мере я попыталась убедить в этом Миху. Мы смогли запихать "Бомбата" в протоку, причем так, чтобы местным с битами, иже они задумали бы нас атаковать, пришлось бы пересечь плоское грязное болото. По которому, конечно, тоже ходили и гадили коровы. В плане стоянки мы сменяли шило на мыло и получили возможность сходить в магазин в качестве бонуса.

 

 

 

 

 

ШОППИНГ


...куда сразу же и пошли - как были, в болотных сапогах, так быстро, что чуть не потеряли Барбору в трясине.
"Так странно. Асфальт. После наших волн и камней" (с) Гриша. Очень непривычно передвигаться по ровной гладкой поверхности, не боясь поскользнуться на камне.

 

 

 

 

 

 

ПОСЕЛОК БАЙКАЛЬСКОЕ -


... прекрасное место. УАЗики буханки, мотоциклы Урал с сидящими в люльках бабушками, и иногда собаками, копейки динамиками наружу, белые скульптуры времен СССР.

 

 

 


На местной больнице плакат с изображением сигарет и бутылки водки, и надпись "Твоя страна умирает". О да! Где все это купить? Где магазин? Вот он! Пряники. Мороженое. Skinny bagles. Булочки. Пиво. Сухое молоко. Накупили всех гастрофетишей, и 4 кг свежего мяса Михе, в качестве утешения. Мы проникнуты фестивальным духом моряков, пришедших в порт после долгого плавания - Байкальское конечно не Рио и не Портленд, но радости от этого не меньше.

 

 

 

 

 

27 июля.

 

МЫ ПУГАЕМ ВОДОЛАЗОВ


Совершенно бестолковый день.
Михе не дали дожарить 4 кг мяса на завтрак, и он впал в состояние цисты. Гриша перегрелся на солнце.
Джулия ныряла соло, потому что баллон остался один и полупустой - ныряла на 10 м, но готовилась как к выходу в космос.
Все местные до этого показывали нам на выдающийся мыс и говорили, что там мы найдем военных водолазов, у которых есть все, и техники, которые обязательно починят наш компрессор. Поэтому мы поехали к военным водолазам, по дальневосточной привычке предвкушая баню и разное. Ошиблись.

 


Нас встретил часовой с огромными круглыми глазами (хорошо что причалили за пределами их территории). Посмотрел на наш красный катамаран, послушал супостатскую речь, наше помогите, убежал. Прибежал полковник, и еще какие-то люди, с каменными лицами. Тоже посмотрели на красный катамаран и послушали супостатскую речь.

 

У нас берут паспорта копировать. Допрашивают.
- А как вы узнали, что мы здесь?
- Эээээ... Ну дык.. Все местные к вам отправляли. (А если б и не отправляли. Сложно было бы проехать мимо веселого красного стада водолазных буйков, которыми заставлена вся бухта, подумали мы ехидно)
Приходит техник, уходят с Михой смотреть компрессор. Я думаю о том, что баня нам не светит. Миха думает, что делать, если нас арестуют, и как вернуть паспорт. Что думает полковник, непонятно, но он устраивает Джулии, как дайв-лидеру, допрос по технике безопасности погружений.

 

Джулия после Камчатки очень не любит русских должностных лиц, а при встрече с ними волнуется и становится похожа на маленькую мышку. Чтобы не было так страшно, она поворачивается к полковнику задом и разговаривает исключительно со мной, несмотря на мои рожи и жесты, которыми я пытаюсь ее развернуть обратно. Я перевожу допрос, изображая симпатягу, по лаконичному выражению полковника ясно вижу, что по-английски он понимает лучше меня.

 

Возвращаются Миха и техник. Миха выглядит несколько смущенно, он потерял свою обычную спесь, зато спесь переполняет техника. Оба, странно хихикая, говорят, что все в порядке, и мы можем плыть, нужно свечу просто новую.

 

Нам тут не рады - уходим.

 

Свечу до этого проверяли, один заводил, второй смотрел искру, искра была, кто смотрел не скажу. Миха рассказывает вот что. Про искру техник спросил сразу.
- Конечно есть, - ответил Миха.
- Нда? Ну подергай!
А дальше, слово Михе: "Пытаюсь. Еще раз. Потом говорит: а посмотри, какая у тебя там искра. И вот я смотрю, искра пфук, пшшшш, хрень а не искра, растекается чуть-чуть. То есть она теоретически есть, но запустить мотор не может, а я как дурак. И мужик так подозрительно на меня смотрит". В общем, забилась свеча, надо новую купить. Это в Северобайкальске. Все в Северобайкальске.

 

(А потом, уже после окончания похода, нам в Иркутске рассказали, что буквально за несколько дней до нашего приезда у водолазов объявили режим тревоги. Наш инсайдер честно говорил бравому полковнику, что мы настоящие и экспедиция наша тоже, однако он так и остался убежден, что единственной целью красного катамарана и европодданного экипажа было - дискредитировать его образцовую часть. Неудобно получилось.)

 

Оставшийся день был тяжел. Джулия с печалью смотрела на острова и скалы с кучерявым рельефом, сулившим отменные дайв-сайты при отсутствии рабочего компрессора и возможности забить баллоны.

 

МЫ НАХОДИМ СПИРОГИРУ

 

А потом мы пришли в бухту Сеногда, где должны были увидеть спирогиру. Так и вот, мы ее увидели, и она смотрелась чем-то жутким для Байкала. Ну, или скорее не Байкалом, а чем-то другим.

 

 

 


Бухта мелкая, очень, и теплая. "Бомбат" не смог метров 200 подойти к берегу.

 

 

 

 

 

Дно - песок. Все дно зеленое, лохматое, сплошной колышущийся ковер спирогиры. На глубине 2 м и больше, насколько видно под водой, она тоже лежит клочьями. Пляж был когда-то красивым песчаным пляжем, сейчас испорчен - там лежит мощный слой гниющих водорослей, они воняют, черные и склизкие внутри, покрытые серой коркой снаружи. С них взлетают мелкие мухи. По линии прибоя - черная жижа, мертвые оторванные водоросли. Раньше здесь можно было бегать босиком, был крсивый чистый пляж. Сейчас - только в болотных сапогах и заткнув нос.

 

 

 

 

 

В общем, зрелище апокалиптическое, особенно после сотен километров чистой воды и скал.
Финальным аккордом мы нашли большую кучу мусора, а изменившийся ветер принес с северо-востока, где были лесные пожары, серый противный дым. Дым затянул дальние мысы, стало щипать в горле.

 

 

Потом мы уехали на ночевку за пределы бухты и спирогиры. Когда обходили каменный мыс - подростки из палаточного лагеря зачем-то кидали в нас камни, но не докинули. Ни спирогира, ни воплощенная угроза не вывели нашу мужскую часть из анабиоза: оба деятеля болели весь вечер. Мы с Джулией и Барборой проявили стойкость и изготовили ужин. Причем веток на топливо набрали с трудом, хотя их надо немного для печки. Кусты возле берега ободраны и несколько загажены - тут место для пикников. Цивилизация поворачивается к нам другим боком. До долгожданного Северобайкальска 10 километров.

 

Продолжение СЛЕДУЕТ